Семута

0
19

    или «Звездная песня». Это вырабатывающий сильное привыкание наркотик, который получался с помощью кристаллизационной экстракции из элакки (осадок, получаемый при пережигании измельченного Эказского элаккового дерева). Несмотря на сведения, указывающие на сравнительно широкое использование элакки еще в 9751 г.м., процесс добычи, при котором вырабатывается элакка, не был открыт вплоть до 10092 г.м.
    Это открытие приписывают Павону Харле, физику-фармацевту с Каладана. Харле, который специализировался на полевой медицине, был хорошо знаком с действием, которое оказывает элакка. Благодаря свойству ослаблению желания выжить элакка часто использовалась как химическое оружие — ее добавляли в резервуар с водой вражеского лагеря. Будучи полевым доктором и сталкиваясь с большим количеством раненых, для которых не оставалось надежды, Харле начал экспериментировать с различными производными элакки, надеясь обнаружить хоть что-нибудь, способное облегчить страдания умирающих солдат. В конце концов, исследования привели его к открытию семуты.
    Лекарство представляло собой все то, о чем мечтал Харле: его кристаллы можно было изготовить в виде капсул, а также растворить в вине; оно вызывало продолжительное ощущение «экстаза» и позволяло человеку забыть о любых проблемах и боли. Самым примечательным в этом лекарстве было сверхсильное ощущение счастья под названием «музыка семуты» — ритмичные атональные вибрации, заложенные в симпатическую нервную систему, сопровождали действие медикамента. (Именно этот аспект дал семуте столь поэтичное название). «Ни один употребивший семуту солдат», — писал Харле в своих заметках, — «ни разу не показал признаки беспокойства перед смертью; создается впечатление, что на самом деле многие из них даже не осознавали, что умирают».
    Неприятной особенностью семуты является одно ее свойство: очень часто одной-единственной дозы было достаточно для возникновения серьезного физиологического привыкания. В случае со смертельно ранеными, конечно, эта особенность не принимается во внимание, однако его создатель сильно пожалел о ней. Харле испытывал дозы кристаллов семуты на себе и продолжал использовать препарат всю оставшуюся неплодотворную жизнь.
    Как только способы изготовления семуты стали известны всем, наркотик обрел широкую популярностью в военных формированиях по всей Империи. В армиях самых благородных Домов использование и обладание семутой являлось основной причиной для увольнения рядового солдата.
    Для тех, кто был на более высоких постах, степень тяжести последствий могла разниться от обычного шантажа и принудительного изъятия (смертельный исход в таких случаях составлял несколько процентов) до немедленной казни.
    Бесспорно, пристрастившимся к семуте несчастным солдатам можно было только посочувствовать. В дополнение к их бесполезности во время действия одурманивающего вещества, наркоманы были склонны к таким припадкам депрессии между дозами, что были случаи, когда некоторые солдаты перед страхом потерять наркотики шли прямо на вражеский огонь.
    Наркотик добрался и до гражданского населения. Существует гипотеза, что однажды, в момент пика популярности семуты, половина эказских элакковых деревьев, проданных на экспорт за пределы планеты, тем или иным образом пошли на производство кристаллов семуты. К 10185 г.м. пристрастие к семуте, которое проявлялось на каждой планете, стали считать наиболее коварной проблемой здравоохранения Империи. Все должностные лица и чиновники при Императоре Шаддаме IV официально заявляли о возможности регулирования этой проблемы, но в частных беседах опускали руки от своего бессилия.
    Все факты свидетельствуют об обратном, а распространение наркотика непрерывно продолжалось приблизительно до 10380 г.м. В том году появились два направления деятельности, которые просуществовали до конца столетия и были направлены на уменьшение потока семуты до незначительных размеров.
    Во-первых, в 10380-х годах г.м. производство элакковых деревьев было снижено примерно на 90 процентов. Как ошибочно полагали, виной тому стала неизученная форма растительной чумы. И поскольку все многочисленные попытки заставить элакковые деревья расти за пределами планеты были безуспешными, количество сырьевого материала для извлечения семуты соответственно уменьшилось. Во-вторых, изменились нравы того времени. Если раньше с наркоманами обходились хорошо, игнорировали и даже жалели, то в эти времена при обнаружении зависимости от наркотика таких людей сразу же сажали в тюрьму и лишали доступа к семуте. Такое строгое обращение с разоблаченными наркоманами, в совокупности с постепенно увеличивающимся дефицитом наркотика (и ростом цен на него), отталкивало от опытов с семутой.
    К 10410 г.м. в Имперских записях не числилось ни одного субъекта, страдающего от зависимости. Хотя сейчас ограниченное количество элакковых деревьев на Эказе начало произрастать в дикой среде, никто не проявляет интерес к возрождению производства семуты.

Кристин Уотсон

См. также:
Эказ;
Элакка, наркотик;
Павон Харле, Примечания Доктора (частично переведено: в процессе, Исследования Арракиса, Врем. Сер. Илл, библ. Конф.).

Перевод: Анатолий Москаленко (Анубис — ).

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяТлейлаксу
Следующая статьяРичез

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here