Батлерианский Джихад («Великое Восстание»); его причины и последствия

0
115
Люди и машины: до Джихада Фильм Д. Линча "Дюна", пролог
Люди и машины: до Джихада Фильм Д. Линча «Дюна», пролог

До возвышения Атрейдесов историки долго спорили, творят ли великие люди великие дела, или великие дела сотворяют великих людей. То огромное влияние, которое оказали на историю Муад’Диб и Император Лето, перевело этот вопрос в разряд академических, но и до рождения этих выдающихся личностей задавать сей вопрос было более чем уместно. Мы сталкиваемся с этим вопросом, когда изучаем поворотные исторические моменты, события вроде тех, что происходили в 200-108 годах Б.Г.: обширные изменения в мире породили Джеанн Батлер (см. Батлер, Джеанн), или эта выдающаяся и блестящая женщина сама двигала вперед историю многих народов?

Даже слово, которое мы используем для обозначения этого исторического периода, заключает в себе ответ на этот вопрос. Используя термин «Батлерианский Джихад», мы склоняемся на сторону историков, считающих «великими» тех индивидуумов, что двигают человечество вперед в новом направлении. Но если мы используем термин «Великое Восстание», мы относим себя к тем, кто считает, что лидеры всего лишь в первых вагонах поезда, несущего человечество к новым горизонтам.

Историки, работавшие немногим после этих событий, также размышляли над этим вопросом. Недавно обнаруженные заметки одного из этих историков показывают, как поворотный момент рассматривался с позиций периода застоя, последовавшего непосредственно за ним. Крул Шейвван (с.113-185) служил Имперским Историком при императоре Саудире II. В своей главной работе, «Основание Империи», Шейвван рассматривает Джихад, используя в качестве метафоры волны, затронутые течением. Приливная волна накрывает берег и затем отступает, однако серия таких волн омывают пляж всё дальше и дальше до тех пор, пока его не достигнет самая большая волна. Если бы кто-то захотел использовать эти сильные волны в корыстных целях, то такая задача оказалась бы непосильной во время отлива. Крул считал, что аналогично происходит и у людей. Как желание народа к переменам будет бесполезно без подабающего лидера, так и величайшие лидеры без должной поддержки не смогут добиться ровным счетом ничего. Однако когда человеческий гений объединяется с движением людских масс, образуется новое направление. Таким образованием и стал Батлерианский Джихад.

Шейвван первым из историков указал на то, что Империя покоится на трех китах, как-то: Дом Коррино (при поддержке сардаукаров), Космическая Гильдия и КООАМ. Джихад расчистил путь для создания трех организаций, ни одна из которых не существовала до Великого Восстания. Изучая условия, которые привели к возникновению Империи, Шейввану пришлось принять во внимание предшествовавшие ее образованию события. Он начал с изучения торговых и административных систем.

Великое Восстание Фильм Д. Линча "Дюна", пролог
Великое Восстание Фильм Д. Линча «Дюна», пролог

Несомненно, торговля зависит от перевозок, а политика от коммуникаций. До Великого Восстания компьютеры координировали обе функции — как малые, так и большие группы планетарных систем, а также обслуживающие их торговцы зависели от сверхсветовых кораблей, которые перемещались через гиперпространство при помощи вычислительных машин.

Рассмотрим, к примеру, Транском — торговую корпорацию, которая просуществовала почти семь тысяч лет. Несметные потоки информации, передаваемых за доли секунды во время путешествий сквозь гиперпространство, вынуждали Транском управлять своими кораблями через центральную компьютерную базу, Центранс, расположенной на искусственном спутнике Ксенофоне. Едва корабль входил в гиперпространство, пункт его назначения передовался в Центранс за счет Волн Хольцмана. Во время движения корабля по ранее спланированным точкам маршрута, Центранс обрабатывал информацию и корректировал курс. Достигнув первой точки «сброса почты», корабль выходил в нормальный космос и получал обновленный курс от Центранса. Одновременно в управлении компьютерного центра находились более двенадцати тысяч кораблей Транскома; за все долгое время своего существования различные коммерческие ассоциации вроде объединения Ван Рийн, Асконель и Далеко Путешествующих Курьеров подписывались на услуги Транскома. Осознавая важность линий связи, один из первых ударов Джихада крестоносцы нанесли по Ксенофону подобным ему системам. Результат проявился мгновенно: произошло полное уничтожение регулярной межзвездной торговли. Если бы Джихад не уничтожил Транском (и подобные ему компании), то Космическая Гильдия не заполнила бы образовавшийся в космических путешествиях вакуум.

Ситуация в торговле похожа на ситуацию в политической сфере. Хотя до Джихада некоторые планеты оставались независимыми, политическое устройство принимало различные формы. Совместно со своими ближайшими соседями многие образовывали федерации, конфедерации, союзы, пасторства, иерархии, феодократии, неофеодократии, коалиции, содружества, колониальные империи, автономные доминионы — все формы, которые можно было изобрести и создать в десяти тысячах мирах. Эти объединения варьировались в размере от десятка планет до огромных парламентов сотен систем. Но каждое объединение зависело от средств связи: если один участник объединения попадал в опасность, призыв о помощи посылался автоматически с помощью саморемонтирующихся машин. Без этих машин средства связи были бы слишком долговременными и ненадежными, и мирам пришлось бы надеяться лишь на свои ресурсы.

Великие Дома пережили политический хаос Великого Восстания (а некоторые даже смогли нажиться на этом), и перед их взором предстали тысячи разделенных планет, которые весели как спелые фрукты в ожидании садовника. Едва многие добрались до этих фруктов, как война разбушевалась на целое столетие, пока императоры не взошли на имперский трон. Победа досталась Дому Коррино, но первые представители этого Дома вряд ли понимали то, насколько они обязаны Батлерианскому Джихаду: даже легендарные сардаукары не смогли бы противостоять объединенной и хорошо подготовленной контратаке конфедерации сотен миров. Но Джихад, разрушивший первые межзведные линии связи, стер с лица земли большие и малые планетарные правительства, оставив только обломки, доступные для объединения самым ловким варварам.

Порабощение человечества Фильм Д. Линча "Дюна", пролог
Порабощение человечества Фильм Д. Линча «Дюна», пролог

Батлерианский Джихад открыл путь для установления Империи; так же и маленькие волны, которые за столетия вылились в большую волну, открыли путь для Великого Восстания.

Первое упоминание о таинственной личности по имени Далден датируется в исторических записях 711 годом Б.Г. В этом году он организовал группу «Человечество вначале», созданную для пропаганды меньшего использования компьютеров и отказа от судебных решений, принимаемых машинами. Неизвестно, какие именно обстоятельства привели к созданию этой группы, но в течение пятисот лет напряжение усиливалось. На нескольких планетах, например, на Сараш-Зилиш, происходили погромы компьютеров еще до рождения Джеанн Батлер.

Когда она появилась на сцене, почва для поддержки движения, которым она станет впоследствии руководить, уже была подготовлена в тысячах миров, и все ждали повода для объединения.

После победы на Комосе, ее родной планете, и на Ричезе (подробно — см. Батлер, Джеанн), неистовство, подогреваемое в равной мере и истерическим фанатизмом, и увеличивающейся жаждой, охватило победоносные войска. Когда в 182 году Б.Г. Джеанн умерла, Джихад не столько потерял лидера, сколько обрел мученика. Генералами, продолжавшими Джихад во имя Джеанн, двигало такое рвение, которого, по мнению самой Джеанн, не было даже у нее. Она осознавала собственные страхи, слабости и недостатки, о которых забыли те, кто ее почитал.

Крул Шейвван был первым, кто открыл другой мотив сил Джихада — богатства. Шейвван обнаружил, что на любой планете большая часть сил Джихада состояла из наемников, обычно завербованных на последней покоренной планете. Самые предприимчивые и обескровленные были охвачены мыслями о трофеях планетарного масштаба.

И тут Шейвван сделал еще одно последнее открытие, которое до сих пор не принималось во внимание должным образом: Батлерианский Джихад не был монолитной кампанией, которая неумолимо пронеслась по человеческой галактике. Напротив, он состоял из тысяч отдельных кампаний, продолжавшихся целое столетие. Чтобы представить себе Джихад, нужно думать не об Имперской Армии или фрименах Пола, а о пиратском флоте, направляющимся куда и когда захотят его командиры, действуя скорей не сообща, а просто во имя Джеанн Батлер и из-за ненависти к машинам, которых они не могут ни понять, ни заменить. Много, много раз — на планете Венколли, например — местное сопротивление было рассееяным, вдобавок планета была разорена из-за столкновения между двумя группами крестоносцев, каждая из которых стремилась доказать чистоту своей веры важностью своей жестокости.

После того, как не стало Джеанн, у Джихада не было цели значительней, чем уничтожение компьютеров. В определенном плане она была достигнута, и движение постепенно ослабевало, когда на пути его гнева попадалось все меньше и меньше новых целей. Продолжая метафору Шейввана, во время отлива Джихад оставил после себя как разрушения, так и открыл новые перспективы: он врезал ненависть и страх перед мыслящими машинами так глубоко в человеческие души, что можно гадать, полностью ли зажила эта рана. В то же самое время нельзя отрицать, что все дальнейшие развитие личности и общества — ментальные тренировки, Космическая Гильдия, сама Империя — стало не только возможным, но и необходимым именно благодаря Джихаду. Чтобы взвесить все плюсы и минусы, новые способности и ресурсы против страданий, что предшествовали им, нужно изобрести такую шкалу, которой еще не существует.

Фрэдерик Х. Миллер

Перевод: Александр Натаров (Agamemnon — );
Корректировка: Дмитрий Воронов 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here