Братья Харконнены — мини-злодеи «Дюны»

0
33
братья Харконнены
Фейд и Раббан в культовой "Дюне" Дэвида Линча
Фейд и Раббан в культовой «Дюне» Дэвида Линча

«…но если эта свинья… он ведь только тварь, которую вам бы следовало топтать и пинать ногами до тех пор, пока она не издохнет» (Гурни Халлек перед финальным боем Пола о Фейд-Рауте… ну и вообще о любом Харконнене)

В «Дюне» Фрэнка Герберта одними из главных антагонистов, наряду с несравненным бароном Владимиром Харконненом, являются его любимые племянники: Фейд-Раута и Раббан, которые приходятся друг другу родными братьями. Это дети младшего брата барона. Абулурд Харконнен-Раббан, правитель Ланкивеля, в отличие от старшего родича не отличался тягой к политике и вёл достаточно уединенную спокойную жизнь в ссылке. Но самому Владимиру за неимением собственных детей (про Джессику он не знал и вообще это тайна) требовались наследники, поэтому он забрал племянников к себе и занялся их воспитанием. При этом фамилию получил только младший из братьев, став Фейд-Раутой Харконненом, а старший так и остался Глоссу Раббаном, причём Раббан это фамилия его матери, которую взял также его отец. И получается странная ситуация, когда в течение всего повествования «Дюны» и автор, и сам барон называют одного из родных братьев всегда по имени, а другого по фамилии.

Детство братьев толком не описывается, но по скудным сведениям можно установить, что Глоссу уже с малых лет отличался жестокостью, полагался в основном на силу, а Фейд был более хитрым и изворотливым. При том, что физически оба были очень хорошо развиты. В принципе, забрав детей на воспитание, Владимир Харконнен просто усугубил все их негативные черты и всячески поощрял пороки. Хотя в целом получается, что Фейд был более склонным к праздному времяпрепровождению и развлечениям, тогда как Раббан «трудился» не покладая рук. В любом случае можно сказать, что один жестоко правил, а второй жестоко игрался. И ещё большой вопрос, кто кого переплюнул бы получив огромную власть.

Мэтт Кислар в роли Фейда в мини-сериале "Дюна"
Мэтт Кислар в роли Фейда в мини-сериале «Дюна»

При первом появлении в «Дюне» при обсуждении плана уничтожения дома Атрейдесов на совещании у барона Фейд описыватся достаточно кратко, «как круглолицый темноволосый юнец лет шестнадцати с мрачным взглядом». Также леди Фенринг описывает его перед гладиаторскими боями: «… темные волосы были завиты в мелкие легкомысленные локоны, составляющие разительный контраст с мрачными глазами. Она отметила подтянутую фигуру юноши, его играющие под курткой мускулы, подумала: «Этот не позволит себе растолстеть».

Кстати, в свой семнадцатый день рождения Фейд-Раута Харконнен убил сотого в своей жизни раба-гладиатора из числа борцов, принадлежавших их семье. Сделал себе подарочек. Так что мальчик достаточно кровожаден.

Раббан появляется в книге уже после убийства герцога Лето на Арракисе, когда барон вновь передаёт планету под его управление. В дверях спальни стоял коренастый, толстый человек с крупными чертами лица. Близко посаженные глаза и округлые плечи выдавали Харконнена. Его полнота еще не была обрюзгшей, но было очевидно, что недалек тот день, когда ему придется воспользоваться портативным суспензором, чтобы легче было поддерживать свой вес.

Раббаны из всех имеющихся на данный день трех экранизаций "Дюны"
Раббаны из всех имеющихся на данный день трех экранизаций «Дюны»

Вышеуказанные цитаты, кстати, можно использовать в качестве косвенного доказательства того, что изначально сам Фрэнк Герберт не предполагал никакой болезни барона как обоснования его чрезмерной полноты, а наоборот — полагал эту полноту семейной чертой Харконненов, к которой у них имеется склонность если вести весьма распущенный образ жизни (Фейд пока очень молод и много тренируется на арене). Мне кажется, что в дальнейшем Брайан Герберт и Кевин Андерсон несколько увлеклись в желании придумать оригинальный сюжетный поворот в приквелах к «Дюне» и не учли данный факт. Ну да ладно, речь сейчас не об этом.

Как мы видим, внешне Глоссу Раббан весьма похож на «любимого» дядюшку. При этом сам Владимир Харконнен достаточно пренебрежительно к нему относится, считая тупым и недалёким, но вполне подходящим для исполнения приказов. Справедливости ради нужно отметить, что если внимательно почитать их диалоги, то Раббан совсем не так глуп и даже барон между делом позволяет себе подумать о том, что возможно его недооценивает. И в любом случае у Раббана есть одно важное достоинство – он предан дяде, боится его и не пытается вести свои игры. Приказано давить фрименов и выкачивать спайс из Арракиса – он с таким рвением будет это делать, что свободные дадут ему прозвище Зверь. Возраст Раббана не указывается, но исходя из общих соображений он существенно старше Фейда. По крайнее мере он нигде не описывается как молодой человек, а молодость младшего брата подчёркивается.

В глазах Раббана мелькнул страх. Ему было известно, как далеко могут простираться действия барона против семьи. Дело редко доходило до насильственной смерти, если только выгода от этого не была достаточно велика. Но наказания были весьма жестокими (мысли Раббана при беседе с Владимиром Харконненом)

А вот обожаемый бароном Фейд-Раута, который ему очень даже и как мужчина нравится помимо прочего – тот ещё интриган и даже попытается отравить своего благодетеля с помощью иглы, вживленной в бедро баронского раба. Вот шлёпнул бы его игриво Владимир – и получил бы порцию смертельного яда. Но дядька – мужик опытный и уловки юнцов с ним так легко не срабатывают. За свой проступок Фейду придётся вымолить прощение – лично прирезать всех любимых рабынь из личного гарема. Барон, разумеется, проконтролирует процесс.

Лучшая роль Стинга в кино. Такой Фейд нам нужен.
Лучшая роль Стинга в кино. Такой Фейд нам нужен.

Ну и конечно, как не упомянуть, что Фейд был частью генетической программы Бене Гессерит и по плану его следовало женить на наследнице герцога Лето Атрейдеса… Вот только своенравная леди Джессика подарила любимому супругу не дочь, а долгожданного сына… И всё насмарку. Для сохранения генетической линии Фейда даже пришлось подложить под него Марго Фенринг, которая в дальнейшем родит дочь.

Как мы видим, с родственными связями в «Дюне» всё как в бразильских сериалах. И, кстати, когда Пол сражается с Фейдом, то перед боем называет его братом… То есть сам наш Муаддиб получается третий брат Харконнен? Не совсем. Барон – его родной дед (так как является папой леди Джессики), а значит формально Фейд и Раббан приходятся Полу … двоюродными дядюшками. Вроде бы так. В оригинале Пол говорит слово «кузен», что в принципе означает не только двоюродного брата, но ещё и просто кровное родство при наличии общего предка, тем более такого близкого, как дед.

"Семейные разборки" Пола с Фейдом в "Дюне" Линча
«Семейные разборки» Пола с Фейдом в «Дюне» Линча

Ну а конец братьев Харконненов в любом случае печален. Фейд гибнет от криса Пола-Муаддиба Атрейдеса в смертельном поединке перед императором Шаддамом IV. Что касается Глоссу Раббана, то в книге просто упоминается его гибель в битве за Арракин, в экранизации Линча нам показывают отрезанную фрименами голову Зверя, а в мини-сериале на несчастного злодея набрасывается толпа с ножами и кромсает его в капусту. Собственно говоря и самого Муаддиба в дальнейших книгах «Дюны» ждёт фатальная встреча с кинжалом и смерть от руки ещё одной «представительницы» дома Харконненов. Но это уже совсем другая история.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here